Пластический хирург Елена Уварова

В пластической хирургии нет ограничений по возрасту, только по состоянию здоровья
Пластический хирург Елена Олеговна Уварова

Говорить о маммопластике можно бесконечно — операция настолько популярная, что никогда не иссякает поток желающих, которые стремятся узнать подробности об этом эстетическом вмешательстве. Обладательницы небольшого бюста обращаются за увеличением, женщины после родов стремятся сделать подтяжку и вернуть былой объем, а хозяйки чрезмерно пышного бюста всё чаще приходят в клиники за уменьшением молочных желез. О том, насколько естественной будет выглядеть силиконовая грудь, почему спрос на маммопластику только растёт и есть ли возрастной ценз среди пациентов? Ответы на эти и другие вопросы нам раскрыла московский пластический хирург Уварова Елена Олеговна. Доктор больше 12 лет занимается эстетической коррекцией внешности.

Корр.: Здравствуйте! Маммопластика признаётся одной из самых популярных операций практически во всех странах мира. Чем это можно объяснить?

Елена Уварова: Добрый день. На то есть логические причины. В современном обществе вопрос внешней привлекательности обрёл чуть ли не главенствующую роль. Ради красивого тела мужчины и женщины занимаются спортом, ведут здоровый образ жизни, корректируют рацион. Однако этими способами можно лишь подтянуть тело, а вот увеличить объемы груди таким образом не получится, это нереально.

Среди моих пациенток много девушек, которые не удовлетворены своим маленькой или почти отсутствующей грудью. Они испытывают комплексы, носят белье с пуш-ап эффектом. Пациентки жалуются мне, что не могут найти красивое летнее платье, которое бы идеально сидело на них, стесняются надевать купальники. Чтобы наконец избавиться от неуверенности в себе, они и приходят на прием к пластическому хирургу, хотят сделать маммопластику. Они даже не просят каких-то пышных размеров, им достаточно небольшого имплантата, благодаря которому мы получаем аккуратную красивую грудь.

Редукционная пластика груди больше относится к реконструктивным, нежели эстетическим операциям

Корр.: И после пластики не будет казаться искусственной?

Елена Уварова: Если всё сделано верно, то новый бюст будет выглядеть как родная. Никто и не догадается, что установлены имплантаты.

Корр.: Вряд ли всем хочется скромных размеров. Бывает, что пациентки хотят «всё сразу и побольше»? Есть запрос на большие импланты?

Елена Уварова: Да, конечно. Большие импланты мы тоже ставим, но не огромные. Если анатомически тело женщины будет смотреться пропорционально с большой грудью, то почему бы и не сделать так, как хочет клиент? А вот если очевидно, что пациентка хочет чересчур объемные импланты, то я рекомендую слегка умерить аппетиты, поскольку в противном случае новая грудь будет выглядеть ненатурально.

Отдельную категорию пациентов составляют молодые женщины, недавно ставшие мамами. После беременности и грудного вскармливания в большинстве случаев молочные железы теряют свой объем, нет наполненности в верхнем полюсе, ухудшается и в целом состояние кожи. В этом случае женщины хотят сделать либо просто подтяжку, либо подтяжку на имплантатах. Чаще всего рекомендую именно второй вариант.

Корр.: А почему?

Елена Уварова: Потому что нужно заполнить утраченный объем. В редких случаях грудь после лактации просто птозированная — провисающая, обычно она «пустая». Имплантация позволяет вернуть прежний объем груди, чем очень довольны все пациентки.

Увеличение груди имплантами

Маммопластика помогает женщинам раскрыть себя и в интимных отношениях, поскольку появляются новые оттенки, сама женщина воспринимает себя как более желанную. Нередко ко мне на консультации женщины приходят с мужьями. Последние не являются инициаторами операции, но они не против желаний своей супруги и вместе с ней посещая хирурга, они демонстрируют свою поддержку женского решения.

Корр.: Всё чаще на форумах можно найти рубрики про редукционную маммопластику. Что это за вид коррекции и кто обращается за такой операцией?

Елена Уварова: Редукционная пластика груди больше относится к реконструктивным, нежели эстетическим операциям. Ряд женщин страдает от своего огромного бюста, потому что гипертрофированная грудь мешает им нормально жить — у них болит спина, часты головные боли, им сложно найти подходящую одежду, подходящее белье. Даже спортом сложно заниматься. Поэтому уменьшение груди, иначе говоря, редукционная маммопластика подразумевает удаление избытков жировой и железистой тканей. Во время операции мы формируем красивую форму груди. Пациентки просто в восторге от этой операции, потому что чувствуют реальное облегчение.

Корр.: Некоторые хирурги говорят, что помимо молодого контингента, за маммопластикой приходят и дамы более старшего возраста. Это действительно так?

Я предпочитаю субмаммарный доступ, когда имплант устанавливается через разрез в подгрудной складке

Елена Уварова: Всё верно. Можно даже назвать это тенденцией. Вот из недавних случаев из практики. Ко мне пришла женщина 59-ти лет, грудь у нее была аккуратная, небольшая. Она захотела сделать увеличение, потому что всю жизнь мечтала об этом, а возможность и время появились только сейчас. Операцию мы ей провели, всё прошло успешно. В пластической хирургии нет ограничений по возрасту, только по состоянию здоровья. Отмечу, что и в американских реалиях всё больше женщин старше 40 лет обращается за маммопластикой, чтобы поддерживать привлекательный и молодой вид в любом возрасте.

Корр.: Существует несколько доступов при увеличении груди имплантами. Вы в своей работе какой доступ чаще всего используете?

Елена Уварова: Я предпочитаю субмаммарный доступ, когда имплантат устанавливается через разрез в подгрудной складке. Я считаю его особенно привлекательным для пациенток, кто еще не кормил грудью, потому что при этом доступе молочная железа не затрагивается. Мы не повреждаем ее. Сосково-ареолярный комплекс тоже сохраняет свою чувствительность, что очень важно.

Корр.: Напоследок о рубцах. Никто из женщин не хочет видеть у себя на груди грубые рубцы и шрамы. Как вы в своей работе избегаете этого?

Елена Уварова: Знание методик и использование нужного материала помогают сделать швы максимально тонкими и невидимыми. Что касается меня, я накладываю швы рассасывающимися нитями и обрезаю их хвостики по бокам. За всё время моей работы я еще не получила ни одной жалобы пациентки на шрамы. Послеоперационных следов практически не остается, разве что тоненькие рубчики-ниточки.

Екатерина Третьяченко