Пластический хирург Нодари Иоселиани

Сегодня все за естественную красоту: девушки выюбирают себе второй и третий размер груди
Нодари Иоселиани

В 2011 году в пластическую хирургию пришёл новый талантливый специалист Нодари Иоселиани. Нодари врач в четвёртом поколении, поэтому, как он сам признаётся, решил стать хирургом, потому что выбора не было. После окончания учёбы и прохождения ординатуры во 2-м Московском Медицинском институте, будущий пластический хирург проработал 11 лет в Московском городском научно-исследовательском институте скорой помощи имени Н. В. Склифосовского. Сейчас Нодари Иоселиани является ведущим специалистом клиники эстетической медицины КЛАЗКО.

Корр.: Нодари, расскажите об особенностях вашей профессии.

Нодари Иоселиани: В пластической хирургии, как и в любой другой медицинской области, необходимо быть специалистом с большой буквы. Это безостановочное развитие, обучение и очень много работы. Без практики в нашем деле никуда. Я периодически езжу заграницу обмениваться опытом. Особых отличий между методиками нет. А вот запросы на операции разные. В Бразилии, к примеру, все увеличивают ягодицы, а в России — грудь.

Корр.: А сколько в среднем стоит пластическая операция на грудь?

Средняя цена на операцию по маммопластике колеблется от 200 до 400 тысяч рублей

Нодари Иоселиани: Стоит предостеречь, что пластика груди вообще не может быть дешёвой, это же не маникюр. Не стоит вестись на подозрительно низкий прайс. Однако и завышенным расценкам тоже нельзя доверять. Средняя цена на операцию от 200 до 400 тысяч рублей. Что-то дешёвое может нести не самые благоприятные последствия.

Корр.: Какие тенденции в запросах ваших пациентов вы наблюдаете сегодня?

Нодари Иоселиани: Меня радует, что сегодня все за естественную красоту. Девушки больше не хотят пятые размеры, а делают себе двойку или тройку, которые гармонично сочетаются с их типом фигуры. В том случае, когда ко мне приходит пациентка и просит сделать то, что, на мой взгляд, ей не подойдёт и даже может негативно сказаться на здоровье, то оперировать я не буду.

Корр.:Как проходит подготовка к операции?

Нодари Иоселиани: Первый и самый решающий этап — это консультация, после которой пациент должен будет знать всё: процесс операции, имплантаты, какая подготовка необходима, какие анализы нужно сдать. В обязательном порядке направляем к маммологу, гинекологу, терапевту, реаниматологу, анестезиологу. Случается, что приходит с виду абсолютно здоровая девушка, а во время осмотра мы выявляем у неё какие-либо противопоказания. К операции допускаются только те, кто прошёл всех этих специалистов. Затем я приступаю к процессу моделирования.

Корр.: А что этот процесс в себя включает?

Нодари Иоселиани: Лично я не люблю делать моделирование, потому что это как фотошоп: тут щёлкнул мышкой, тут уменьшил, там увеличил, показал идеальную грудь на фотографии, а в жизни абсолютно идеально может не выйти. Мы живые люди, и ситуации могут быть разные.

Зато в нашей клинике есть сайзеры — это специальное моделирующее бельё, в которое помещается имплантат нужного размера. Так, пациентки могут буквально примерить новый образ. Я делаю замеры, обозначаю пациентке размер, который будет как влитой. Если же пациентка хочет чуть больше или меньше, то предлагаю надеть сайзеры и посмотреть, как это будет выглядеть. Клиентам, кстати, очень нравится эта процедура.

Корр.: Есть ли какое-то ограниченное количество пластических операций для одного человека?

Нодари Иоселиани: Это зависит от восприимчивости организма к наркозу и хирургическим вмешательствам. Сегодня анестезиологи вводят современные препараты, которые можно назвать безопасными, менее токсичными, чем раньше. Но пластика — это травма для организма. Поэтому перерыв между операции должен длиться как минимум полгода. Можно, конечно, сделать совмещённую операцию, но для организма это будет ещё большим стрессом.

Корр.: Многие девушки беспокоятся о послеоперационных шрамах. И не только из-за неэстетичности. Они хотят скрыть факт пластики. А так же их волнует, смогут ли кормить грудью. Что вы в таких случаях им говорите?

Нодари Иоселиани: На самом деле, я не понимаю, когда девушки стесняются признаться своим мужчинам, что у них сделанная грудь. Она ведь не краденная. А современные имплантаты очень прочные и качественные. Я устанавливаю их под мышцу, чтобы результат выглядел естественно. Если же их закрепить над мышцей, то получится эффект Памелы Андерсон.

Кормить ребенка можно и с имплантатами в груди

Кормить ребенка можно и с имплантатами в груди. Так что волноваться нет смысла. Мало того, красивая грудь увеличивает шансы забеременеть. Только этого не стоит делать, если после операции не прошло полгода. В это время могут возникнуть проблемы, нужно чтобы всё зажило и только потом задумываться о детях.

Корр.: Теперь, когда вы связались с пластической хирургией, изменился ли ваш взгляд на внешность людей? Подмечаете ли какие-то дефекты у них, даже если не находитесь на работе?

Нодари Иоселиани: Я прекрасно понимаю, что идеальных людей нет. К внешним несовершенствам отношусь спокойно. Достаточно того, что родные считают меня самым красивым. Кто-то, возможно, с моим носом на улицу бы не вышел, а мне вот нравится. Смотрю ли я на окружающих как-топо-другому? Скорее нет, чем да. Хотя, честно говоря, профессия обязывает. Да, бывает, иду по городу и начинаю разбирать какого-то человека по частям: нос, грудь, живот, уши. Пока я ещё не потерял желания смотреть целиком на женщин. А если потеряю, то уйду из профессии.

Василиса Матюшкина

Комментарии